Новости:

Лекарь — Рецензия

Рецензии

27577

В наше время широчайший спектр медицинских услуг доступен многим. Удаление аппендицита, лечение кариеса и многое другое. Даже неизлечимые ранее болезни можно вылечить или, как минимум, замедлить. Однако не всем известно, каких трудов стоило средневековым врачам делать открытия впоследствии спасших сотни жизней. Стараниями церкви анатомия человека была запретной темой долгое время. Недопустимость вскрытия породила такие вещи, как четыре «сока» Гиппократа и треножник Платона. Тем не менее, труды Галена, а после Ибн Сина служили анатомическими пособиями врачами Востока и Запада веками.

Берясь за съемки «Лекарь: Ученик Авиценны» немецкий режиссер Филипп Штельцель (Экспат, Гете) понимал, что щекотливая тема религии в кино может вызвать скандал, в свое время устроенный Ватиканом по поводу «Кода да Винчи». По этой причине за основу сценария была взята не только одноименная книга Ноя Гордона, но и множество исторических материалов. Были проведены опросы среди населения стран-прокатчиков. Учитывая, что фильм будет крутиться и в мусульманских кинозалах, Филипп старался сделать фильм политкорректным. Сцены с фанатичными муллами вполне могли вызвать истерику у правоверных мусульман.

filmz.ru_f_177338

Вместить все 50 лет странствий героя книги в двух с половиной часовой фильм нереально, поэтому задачей сценариста Яна Бергера было максимально адаптировать сюжет для экранизации. Со своей задачей он справился. История Роба Коула в исполнении Тома Пэйна (Лес, Грозовой перевал) не выглядит разрозненной. Все, начиная с детства героя, вертится вокруг желания спасать людей от смерти. Мальчик видел смерть своей матери от аппендицита и это его глубоко потрясло. На вопрос о том, можно ли было ее спасти будущий наставник и друг Коула шарлатан Барбер категорично отвечал, нет. Персонаж Стеллана Скарсгарда получился неоднозначным. Одинокий и нелюдимый странник, вопреки первоначальному желанию приютивший и вырастивший бездомного сироту. Учитывая романтический уклон фильма Штельцеля – беспроигрышный ход. Прекрасные девы будут рыдать безостановочно. Впрочем, причин лить слезы у них предостаточно. Необыкновенные глаза юного Роба Коула (Адам Томас Райт) вызвали настоящий ажиотаж у женщин от СМИ. А история запретной, но такой страстной любви будет популярна, пожалуй, даже в эпоху тотальной роботизации.

Выросший и окрепший Роб, осознает, что как врач Барбер ему более не интересен, но где искать действительно великого лекаря? Ответ дал врач еврейской общины, спасший старому цирюльнику зрение, хотя тот утверждал невозможность подобного. На Востоке живет великий Авиценна, лечащий даже от тифа. Коул, обладающий даром предвидения смерти, хотел отправиться в путь вместе с «отцом», но Барбер лишь отшучивался. Расставание с наставником послужило началом грандиозного приключения навстречу радостям открытий, откровениям хакима Авиценны и персидского шаха, ужасам эпидемии чумы, но главное встрече со своей спутницей жизни. Роль Авиценны досталась неподражаемому Бену Кингсли. Конечно, и Пэйн и Эмма Ригби (роль Ребекки, возлюбленной Коула) достойные актеры, но Эмма вела себя, как красивая кукла в третьесортной мелодраме, а Пэйну недостает харизмы. Его слащавая внешность не соперник харизматичности и многоопытности Кингсли и Скарсгарда. Да и их персонажи в большей мере соответствуют месту действия и временной эпохе. Изысканно одетый и мудрый Авиценна, уважающий знание и стремление в людях к нему. Грязный и неухоженный, но от того не менее обаятельный мошенник Барбер. Оливье Мартинес стоит отдельного упоминания. Шах в его исполнении великолепен. Истинно царственный, аристократичный до кончиков ногтей, но одновременно безжалостный и неустрашимый воин. Выйти навстречу матерому льву не каждый отважится, что уж говорить про правителя государства. Сведя в своем персонаже множество граней, Мартинес показал жизнь правящей элиты во всех красках. К сожалению, на их фоне, дуэт Коула и Ребекки выглядит несколько неправдоподобно и блекло. Впрочем, сей фильм не только для ценителей истории и приключений, но и для девушек, поэтому опустим недочет игры сладкой парочки, как недостойный упоминания.

64

Путь от Англии до родного города Авиценны, пожалуй, одно из основных достоинств фильма. Безостановочное путешествие сначала по Европе до Египта, а оттуда уже по череде мусульманских стран не успевает надоесть. Причин сразу несколько. Операторская команда постаралась на славу. Открывающиеся виды захватывают дух: бескрайние поля и отвесные скалы побережья Туманного Альбиона, безжалостные пески пустыни, ночные улицы персидского города, озаряемые фейерверками. Визуальная сторона фильма захватывает дух не только стараниями операторов, но и дизайнеров. Вот кто действительно развернулся. Одежда и внешность каждого увиденного зрителем человека исторически соответствует местным обычаям, возможностям и его социальному статусу. Обычный шахтер в одежде с бесчисленными заплатками, перепачканным лицом и краюхой хлеба вместо дневного заработка. Ученики хакима в просторных белых одеяниях с кипой томов по ушным болезням. Роскошно одетый шах то лениво развалившийся в ложе с наложницами то стоящий в соколиных покоях. Про декорации также не стоит забывать. Облик Англии в полной мере соответствует своему временному периоду. Вы не увидите в разваливающейся лачуге металлических тарелок и дорогой одежды. Города сложены из серого камня, вгоняющего в уныние не меньше, чем количество священников на улицах. В противовес ему города Востока и его жители выглядят более ухоженными. Не стоит забывать, что обычай мытья тела в западный мир принесли крестоносцы как раз таки с Востока.

Картину мюнхенца Филиппа Штельцеля можно долго расхваливать за проработку деталей и историческую достоверность. Однако главное в ней другое. Наконец-то появился качественный фильм про Средние века, не уступающий Ридли Скотту и его «Царство Небесное». Без моря пафоса и спасения всея человечество. Лишь ода лучшим человеческим качествам – целеустремленности, стремлению к знаниям и повергающему общественное мнение бунтарству. А великолепная игра Бена Кингсли и Стеллана Скарсгарда дополняет красивый фильм не только массой эмоций, но и мудростями, достойными стать жизненными принципами. Да и не так часто снимают фильмы, не уступающие оригинальной истории.